Россия и Европа: XVI век или XXI? Обновление отношений между Россией и Европой подразумевает выбор идеологии и ценностей. Журнал Стратегии России

Майские выборы в Европейский парламент не принесли крупной победы крайне правым силам. План идеолога американских «альтернативных правых» Стивена Бэннона по взятию трети мест в Европарламенте оказался не выполнен.

ЕВРОСКЕПТИКИ ПЕРЕДУМАЛИ РАЗРУШАТЬ ЕС

Тем не менее полученные места позволили сформировать пятую по численности фракцию под говорящим названием «Идентичность и демократия». В неё вошли 73 депутата крайне правых партий из 9 стран: итальянской «Лиги», «Альтернативы для Германии», французского «Национального объединения», австрийской Партии свободы, «Фламандского интереса» из Бельгии, «Истинных финнов», Датской народной партии, чешской «Свободы и прямой демократии» и Консервативной народной партии Эстонии. «Идентичность» в названии фракции отсылает к движению идентитаризма — новой итерации ультраправой идеологии, а «демократия» — к инструменту прямой демократии как способу разрушить представительскую парламентскую власть.

Эти крайне правые партии вежливо именуются эвфемизмом «евроскептики», хотя их «скептицизм» означал совсем не вежливое намерение разрушить Евросоюз. Однако теперь этот термин вовсе не актуален: «евроскептики» передумали разрушать Евросоюз — они предпочитают взять его под контроль. Реализовать такой план будет сложно, но усилия будут приложены.

Реакция российских парламентариев и медиаресурсов на результаты крайне правых была сдержанной и сводилась к констатации фактов. Фанфар на российских государственных телеканалах не прозвучало. Глава Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачёв отметил, что давняя политическая традиция правления право- и левоцентристов канула в вечность, и выразил надежду на ослабление нынешнего антироссийского консенсуса в Европарламенте и усиление более трезвомыслящих сил. Даже сенатор Андрей Климов, в 2014 году гость съезда французского «Национального фронта», на пресс-конференции в информагентстве «Россия сегодня» продемонстрировал сдержанность в оценке высоких результатов французских ультраправых у себя в стране: «Это те реалии, от которых никуда не уйти. Закрывать глаза на это не нужно, но бросаться в объятия к кому-либо я бы тоже никому не рекомендовал».

РОССИЯ ПОЧЕМУ-ТО НЕ ВМЕШАЛАСЬ...

В ходе предвыборной кампании европейские медиа и спецслужбы, как ни искали, не смогли найти фактов вмешательства России в европейские выборы. Широкой публике были представлены два скандала, оба на событиях двухлетней давности. Журнал «Шпигель» и телеканал ZDF вроде бы выявили «попытку России провести своего человека в Бундестаг» накануне парламентских выборов в Германии в сентябре 2017 года. Речь шла о раскрытой переписке помощника депутата Госдумы РФ Петра Премьяка. Заголовки западных газет сделала цитата из этой переписки: «В Бундестаге будет свой, абсолютно подконтрольный депутат». Премьяк собирался направить в Администрацию Президента РФ гонца с конфиденциальной информацией о планах российского влияния в Германии.

Для информации: депутат Госдумы может иметь до 5 штатных помощников и до 40 помощников на общественных началах. Каким помощником был Премьяк, издания не уточняют. Его гонец по «секретным поручениям» — журналист Александр Кирпичёв 1995 года рождения, на момент событий 22 лет от роду. «Дипломату» в деле — атташе Даниилу Бислингеру едва исполнилось 30 лет. Никакой реакции или действий со стороны Администрации Президента не было выявлено. Главным (анти)героем расследования оказался 26-летний ультраправый радикал от «Альтернативы для Германии» Маркус Фронмайер по прозвищу «Боевой карлик». Неужели кто-то в России действительно может думать, что через 26-летнего «боевого карлика» можно влиять на деятельность Бундестага из 708 парламентариев, большинство из которых вполне серьёзные люди? И сколь долго подобные авантюристы от политики будут навлекать на страну проблемы?

У России есть отличный аргумент в ответ на обвинения во вмешательстве в выборы — деятельность компании «Кембридж аналитика» под руководством главы избирательного штаба Дональда Трампа, ультраправого идеолога Стивена Бэннона. Именно их технологии психологического манипулирования электоратом обеспечили победу Трампа на выборах. Этот факт доказывает блестящее расследование журналистов британского телеканала Channel 4 News в марте 2018 года и другие материалы. Но эта информация до сих пор не подхвачена ни российскими медиа, ни парламентом.

Ещё один «скандал», прогремевший в Австрии за неделю до европейских выборов, потопил вице-канцлера, лидера крайне правой Партии свободы Хайнца-Кристиана Штрахе и его заместителя в партии Йоханна Гуденуса. События относились опять же к 2017 году и разворачивались вокруг некой «племянницы российского олигарха». Однако очень скоро стало понятно, что ни племянницы, ни российского олигарха на самом деле не было: по данным австрийской газеты Die Kronen-Zeitung, «россиянку» изображала нанятая студентка из Боснии, владевшая русским языком и получавшая 7000 евро в сутки.

В качестве фона о «российском вмешательстве в выборы» европейские медиа повторяли раз за разом старые новости про кредит Первого русско-чешского банка французскому «Национальному фронту», про подписанные «Единой Россией» меморандумы о сотрудничестве с «Лигой Севера» и Австрийской партией свободы. Кредит датируется 2014 годом, а два соглашения были подписаны в 2016 году и не получили реального наполнения.

Очевидно, что западные политики и медиа раздувают информацию о «российском вмешательстве», чтобы мобилизовать свой электорат, демонизировать Россию и усилить агрессивную политику против нашей страны. Однако отдельные группировки в России готовы подыгрывать этой ситуации. Итальянское издание «L'Espresso» в феврале этого года раскрыло факт переговоров трёх россиян и трёх итальянцев о схеме финансирования «Лиги», а 10 июля «BuzzFeed News» опубликовал запись переговоров, состоявшихся 18 октября 2018 года. В московском отеле «Метрополь» Джанлука Савоини, «главный по России» итальянского заместителя премьер-министра Маттео Сальвини, обсуждал с неназванными россиянами схему скрытого финансирования партии «Лига» через комиссии посредникам при продаже нефти российской госкомпанией итальянской Eni. Особую правдивость этим переговорам придаёт тот факт, что россияне по ходу дела выторговали себе откат. Подтверждений тому, что сделка состоялась, не имеется, как признают авторы расследования.

Помимо финансовых вопросов обсуждалась и политическая стратегия. Савоини предлагал строить «великий альянс» между крайне правыми партиями Европы, упоминая «Национальное объединение» Марин Ле Пен и «Альтернативу для Германии», и Россией — националистическую ось. «Сальвини — первый человек, который хочет изменить всю Европу», — обещал Савоини, и победа на выборах в Европейский парламент будет лишь началом.

В борьбе за XVI век упустим XXI

На протяжении последних лет многие российские эксперты, и я среди них, говорили об опасности усиления ультраправых сил в Европе. Вред этот многогранен для Европы, и ещё больше для России.

Для Европы — здоровых её сил — контакты крайне правых с Россией не выгодны. Силы, которые пять лет назад были маргинальными, утвердились в легитимном политическом пространстве частью за счёт России. Крайне правые набирают голоса избирателей, которые хотят нормальных отношений с Россией — согласно опросам, в Германии и Франции их около 80 процентов.

Гигантский мир бизнеса не желает терять российский рынок и прибыли из-за обязанности продлять санкции — в то время как США, несмотря на санкции, только наращивают торговый оборот с Россией.

Что касается долгосрочной перспективы, история показывает, что заигрывание с национализмом обходится правящим кругам очень дорого. Для России на внешнем контуре такие связи немедленно ассоциируют страну с проповедниками идеологии ненависти и насилия, наследниками европейского фашизма ХX века и идеологами «нового» фашизма XXI века, как бы он ни назывался — «альт-райт», идентитаризм, нативизм, хоть «археофутуризм». Подобные ассоциации наносят мощный удар по репутации России и тем ценностям, которые продвигает официальный дискурс.

Заинтересованы в таких ассоциациях только враги нашего государства: если не получилось изолировать Россию, тогда её нужно маргинализировать, столкнув в поле радикалов, изгоев и фриков западных обществ.

Во внешней долгосрочной перспективе рост крайне правых может превратить Европу в кучку националистических государств, которые сначала повоюют между собой, а затем неизбежно отправятся искать «жизненное пространство» на Восток.

Антиамериканский дискурс европейских крайне правых может вводить в заблуждение. Да, они никак не могут простить Америку — ту Америку, которая была союзником (хотя и нерешительным) СССР в борьбе против фашизма во Второй мировой войне. Зато они в одной «оси» с расистской Америкой, готовой использовать любые формы насилия, Америкой Дональда Трампа и Стива Бэннона, нового альт-райт и старого ку-клукс-клана. На самом деле европейский фашизм всегда был верным союзником самых радикальных кругов в США в их борьбе против здоровых сил в Европе, против СССР и затем России.

Внутри России любая идеология национальной или религиозной ненависти — это самый эффективный инструмент для подрыва многонациональной и многоконфессиональной ткани российского народа и государства. Этот инструмент использовал и Третий рейх, и Соединённые Штаты в 1980-е годы, что стало одной из важнейших причин разрушения Советского Союза.

Законодательство России предусматривает уголовную ответственность за изречения, которыми легко жонглируют европейские крайне правые. Под завесой «консерватизма» у нас появились самые мракобесные и реакционные предложения — напрямую из Средневековья. Стараниями «консервативных» кругов декриминализированы побои в семье — и цифры насилия над детьми и женщинами ныне столь высоки, что их не озвучивают. Уполномоченный по правам человека Т. Москалькова называет это решение ошибкой. Религиозный фанатизм отдельных депутатов позволяет радикалам организовывать чуть ли не теракты, как случилось вокруг фильма «Матильда» А. Учителя.

Наконец, точно так же, как «либеральные» организаторы «цветных революций», ультраправые националисты в мире объединены в сеть — «чёрный интернационал». Европейские контакты усиливают своих сообщников в России: отдельные группировки монархо-клерикального, черносотенного и фашистского толка рады заимствовать европейскую идеологию и «опыт» для получения власти и сохранения капиталов.

Кроме того, и «цветные», и «чёрные», несмотря на расхождения по отдельным вопросам, объединены в главном: как они говорят, «у нас одно дело — давить бедноту». «Либерал крайне правому глаз не выклюет». В советское время систему с двух концов подрывали либеральные диссиденты и «белые» монархо-клерикалы: уничтожение социалистического строя и распад страны — это результат их общих усилий. Точно так же сегодня те и другие в унисон разрушают остатки социального государства в России: в то время как главный запрос населения — на справедливость.

Распространение в России националистических и других крайне правых идей работает на врагов нашей страны и тех, кто строит планы превратить Россию в средневековое монархо-феодальное государство — отбросить нас в XVI век — чтобы отдать XXI век Америке и любым другим желающим.

Какая Европа нам нужна?

Итак, куда двигаться дальше после выборов, когда, хотелось бы надеяться, потребность в антироссийской истерии спадёт? Для ответственных сил в Европе следующие меры представляются разумными и рациональными.

Во-первых, пора завершать политику остракизма в отношении России. Если её целью было «наказать Путина за Крым» — она не работает. Как видно из рейтингов последних лет, при внешнем давлении россияне солидаризуются с властью, даже при всех своих претензиях к ней. Рейтинг президента Путина располагался все эти годы на высотах, о которых европейские политики могут только мечтать, и снизился лишь в результате внутренних решений по пенсионной реформе. Население тоже совершенно не собирается отказываться от возвращённого Крыма — скорее Калифорния отделится от Америки, чем Крым от России. За пять лет экономики адаптировались к санкциям, нашли другие рынки, и экономический их смысл в большой степени исчерпался. Санкции заставляют российских чиновников работать, а не рассчитывать на Запад, и стимулируют внутреннее производство, которое без них никак не двигалось с места. Однако сам факт продления санкций отравляет атмосферу отношений.

Во-вторых, для ведения ответственной политики Европе требуется больше суверенитета. Речь идёт о приоритете национальных — не путать с националистическими и трансатлантическими. В Москве испытывали «испанский стыд» за европейских дипломатов, когда они бросились в поддержку вашингтонской идеи государственного переворота в Венесуэле. Испанский стыд — это когда испытываешь неловкость за других, а они даже не замечают, что делают что-то глупое. Так посол Германии в Венесуэле Даниэль Кринер прилежно ожидал в аэропорту Каракаса прибытия самозванца Хуана Гуайдо — хотя вскоре сам Дональд Трамп отложил планы переворота.

Европе не требуется «отделяться» от Америки — это Америка в своём весьма варварском сегодняшнем обличье отталкивает от себя Европу. Заметно, что процесс укрепления европейского суверенитета уже пошёл, но его требуется ускорить — в интересах самой Европы.

В-третьих, Россия, как и подавляющее большинство европейцев, хочет видеть Европейский союз обновлённым. Системная реформа — это вопрос «быть или не быть» для ЕС. Мы хотим, чтобы Евросоюз был — эффективным, отвечающим чаяниям людей и интересам демократии, и конструктивным в отношении России. Судя по заявлениям президента Макрона и других европейских лидеров, понимание необходимости реформ есть. Важно, чтобы европейские страны, в первую очередь Германия и Франция, не увязли в тактических распрях между собой. Для этого им придётся подняться на стратегический уровень и принять ответственные решения в интересах и своих государств и народов, и общей Европы — включая Россию.

Обновлению отношений Европы и России, конечно, будут мешать. Среди противников этого процесса будут и убеждённые атлантисты, и традиционалисты-монархисты феодального толка, и те, чей политический и экономический капитал может расти только при видении России как врага.

Нам нужна Европа, основанная на фундаменте Ренессанса и Просвещения, социальных достижений советского периода, примера советского/российского многонационального и многоконфессионального государства — самого успешного в истории. Россия является частью Европы точно так же, как и частью Азии, и распространила европейскую культуру на весь евразийский континент до берегов Тихого океана. Европа от Лиссабона до Владивостока — уже реальность. Дальнейшее развитие на всем евразийском пространстве требует активного сотрудничества всех здоровых сил Европы и России.

КРАШЕНИННИКОВА Вероника Юрьевна, член Общественной палаты России, генеральный директор Института внешнеполитических исследований и инициатив

Возврат к списку